БУДО

История дзю-дзюцу

ЧТО ТАКОЕ ДЗЮ-ДЗЮЦУ И ЧЕМ ОНО НЕ ЯВЛЯЕТСЯ.

Евгений Радишевский, шихан, 6 дан

(Статья перепечатана с сайта www.bushinkai.org)

Рискуя быть поруганным, в этой статье о дзю-дзюцу, я решил не описывать в тысячный раз истории развития этого вида японского боевого искусства. С одной стороны, потому что феномен дзю-дзюцу настолько разнопланов, что потребовал бы описания истории, как минимум, нескольких десятков школ. Краткая история есть в моих прошлых книгах, в великолепных работах А.Горбылева и О.Артёменко, в десятках и сотнях интернет-сайтов. Для понимания идеи данной работы достаточно знать, что под «дзю-дзюцу» в Японии понимали технику рукопашного боя самураев и это, ныне популярное название было лишь одним из многих. Однако, несмотря на некоторые различия в методиках и внешней форме, все это были японские школы (возможно, многие с китайскими корнями, что в данный момент не важно). В каждой их этих школ был свой преподаватель, который обучал учеников в соответствии с установленной программой обучения. После обучения он выдавал выпускнику школы документ, в котором было описано, чему же учитель его научил. Кто-то из лучших учеников продолжал дело учителя после его ухода. Кто-то отделялся от школы и создавал собственную её версию, введя туда изменения, полученные в результате собственного опыта и, возможно, практики других школ. Однако красной полосой всех этих направлений была линия преемственности знаний от учителя к ученику.

Школы, сохранившие документальное подтверждение такой преемственности получили в Японии и во всем мире название «корю» - дословно, древние, традиционные школы. Те школы, которые создались после уничтожения класса самураев стали называться «гэндай» - современные, нынешние школы. Надо заметить, что в Японии, термин «гэндай» обычно относят к чему-либо, созданному после революции Мэйдзи или даже вообще, после 1945 года. Но и они содержат в своей основе классические направления и, хотя начинают свое исчисление с «рюсо» - основателя школы, все же, четко указывают, от каких школ и учителей пошло их направление и что лежит в его основе. Все то, что каким-то образом, генеалогически и без прерываний связи было связано с японским дзю-дзюцу и ориентировано на использование принципа мягкости (о нем я расскажу позднее) – я готов назвать дзю-дзюцу.

Нужно знать, что по-японски, «дзю-дзюцу», вовсе не обязательно означает «мягкое искусство», как его обычно переводят. С тем же успехом, иероглиф «дзюцу», может быть переведен как «умение», «техника», «способ», «средство» и даже, как «магия».

Однако что нам предлагает под названием дзю-дзюцу сегодняшний рынок? Не стану вдаваться в подробности того, как обстоят дела в Европе и Америке, остановлюсь только на территории бывшего Советского Союза. Поверьте мне: под названием «дзю-дзюцу» вам могут продать всё, что угодно. Бокс и вольную борьбу, айкидо и каратэ, дзюдо с элементами уличной драки… Причем нужно заметить, что некоторые из этих миксов вполне жизнеспособны и эффективны, но не имеют ни какого отношения к дзю-дзюцу. От этого, они не становятся ни лучше, ни хуже. Они просто другие.

На интернет сайтах, да и в литературе, в последнее время часто можно встретить информацию, что предлагаемый стиль дзю-дзюцу это смесь дзюдо, айкидо и каратэ. Можно сделать вывод, что позанимавший дзюдо и каратэ можно создать айкидо, а потренировавшись в каратэ и айкидо можно создать дзюдо. И уж понятно, что дзюдоист с практикой айкидо, легко формирует школу каратэ. Не правда ли, звучит глупо?

Я верю, что позанимавшись айкидо и достигнув в нем мастерства, можно сформировать новый стиль айкидо. Аналогично с каратэ. Именно так и создавались новые школы этих видов Будо. Но если я никогда, ни у кого не занимался айкидо, а всегда занимался боксом и гимнастикой, могу ли я создать новый стиль айкидо? Логика подсказывает, что нет – не могу. Я могу создать новый стиль рукопашного боя имени меня. На основе своего опыта в гимнастике и боксе. Но я не могу создать школу айкидо никогда им не занимаясь или находясь на начальном уровне. Разумеется, это мое личное мнение. Потому что, множество «учителей» огромного количества расплодившихся школ псевдо-дзю-дзюцу считают иначе. К примеру, я знаю людей, имеющих начальный ученический уровень в одной из школ и создавших свои школы, присвоивших сами себе 4-5-6 даны. Причем в одночасье. Потрясающая карьера! Я не против создания школ. Я против того, чтобы человек оценивая себя, присваивал себе степени самостоятельно и впоследствии вводил в заблуждение потенциальных посетителей его школы. Для этого существуют комиссии из мастеров разных направлений, в которые входят специалисты. Такая комиссия вполне компетентна в том, чтобы по достоинству оценить квалификацию человека и уровень его понимания.

Ряд терминов, которые используются, я считаю просто некорректными. Абстрагируясь от того, что многие из них вообще не имеют никакого отношения к дзю-дзюцу, т.к. посещения одного-двух семинаров не позволяет стать специалистом в этом искусстве, многие новые школы часто называются «боевыми» или «прикладными». Априори, дзю-дзюцу не может быть не боевым! Оно не может быть не прикладным. Это все равно, что назвать «боевым» автомат Калашникова. Как будто, есть подобные автоматы Калашникова, не предназначенные для боя. Дзю-дзюцу создавалось в военной среде, сугубо, как утилитарное ремесло, предназначением которого было максимально эффективно победить в схватке. Ничего иного. Не внутреннее развитие личности и не гармония стояли на первом плане у мастера дзю-дзюцу. Уничтожить или захватить противника. Обезоружить его. Остаться в живых. Не дзю-дзюцу виновато в том, что некоторые его адепты не в состоянии реально выполнять технические действия и в том, что в некоторых школах, излишняя ритуализированность затмила аспекты военного мастерства. Это человеческий фактор. Любая школа классического боевого искусства, даже превратившаяся в формализированные комплексы непонятных действий имеет в корне одно из боевых направлений. Приём древнего рукопашного боя, доживший до наших дней, не может быть не боевым. Т.к. со смертью его создателя при неудачном применении, умер бы и сам прием. Другой вопрос в том, что многие технические действия были созданы для применения в специфических условиях. Например, на сегодняшний день, мне довольно сомнительна ценность особого акцента на изучении приемов рукопашного боя в положении сидя на коленях, которым грешат некоторые школы дзю-дзюцу. Мне также сомнительна эффективность в сегодняшнем рукопашном бою приемов, рассчитанных на захват жесткого самурайского доспеха. Однако большинство приемов боя, рассчитанных на применение в поединке, абсолютно боеспособно и сегодня, через сотни лет после их появления. Следует, однако, понимать, что за столетие, невостребованная боевая техника могла существенно видоизмениться и некоторые нюансы её выполнения могли быть утеряны. Вероятно, ряд традиционных школ являются не более чем исторической реконструкцией. В это легко поверить, послушав такую историю: однажды, будучи на очередной стажировке в Японии, я пришел в одну из школ дзю-дзюцу. Меня представили преподавателю и он сообщил мне, что сам занимается этим стилем очень долго, более 25ти лет, и многие из его учеников, чинно сидевших на коленях в зале, тоже практикуют боевые искусства очень серьезно. Черные пояса, хакамы, быстрые отточенные перемещения, уверенный взгляд… Но почему-то, приемы, которые проводили те, кто стояли в паре со мной, не получались совсем. Я не контрил. Более того, я не упирался. Я бы даже упал, если бы меня хоть немного потянули. Странно было даже не то, что на мне не получались приемы. Странно было то, что они сами этому страшно удивлялись. Вероятно, никто из группы, за много лет практики, никогда не пробовал не упасть сам, а постоять. Ответ оказался не сложным: в общении мастер сообщил, что тренируются они регулярно по два раза. «Два раза в день?» - удивился я. «Два раза в месяц» - ответил мастер. И оговорился: «если только этот день не выпадает на какой-нибудь национальный праздник». Разумеется, при таких занятиях нельзя сказать, что люди практикуют боевое искусство. Хотя, по большому счету, они его практикуют. Но не так, как надо. С моей же точки зрения, они просто сохраняют традицию.

Есть и другие крайности: в другой раз, снова же в Японии, я посетил местный клуб дзюдо и пообщался с тренером. «Дзю-дзюцу?» - спросил он и после секундного раздумья сообщил: «Конечно, знаю! Это бразильская борьба лежа». Я напомню. Это был японский тренер по дзюдо. 5 дан. Также напомню, что дзюдо вышло из дзю-дзюцу. Наверное, нет приличной книги или фильма по дзюдо, в котором этого не сказано. В особенности в Японии. Вот вам и традиция.

Периодически, хотя, в последнее время все реже и реже, проскальзывает информация о том, что на постсоветском пространстве и в Европе появляются тайные школы японских боевых искусств. Не обошло это веяние стороной и дзю-дзюцу. Честно скажу, что еще 20 лет назад, подобную муть можно было бы «впарить» даже вполне разумному, но не владеющему информацией человеку. Как подобные школы совершают набор учеников в наше время - для меня остается загадкой. Дело в том, что тайных школ просто нет. Все, абсолютно все японские школы известны наперечет и их ведущие мастера известны поименно. Рассказы о дедушках, которые изучили школу от тайного японца с популярной японской фамилией, находясь в лагере для военнопленных в Японии или наоборот, будучи охранником подобного лагеря для военнопленных японцев в районе Сахалина отдают душком. В особенности, когда имя этого тайного японского мастера абсолютно неизвестно в Японии, в которой вообще очень трепетно относятся к сохранению культурных ценностей, в том числе и к боевым искусствам. Как правило, школа тоже никому не известна, даже у себя на родине. Поэтому, когда я слышу о некой школе дзю-дзюцу, настолько тайной, что даже в Японии о ней никто никогда не слышал, и которая была передана европейскому последователю и обосновалась в славном городе N, не имея никаких контактов со своими корнями, я обычно играю роль скептика.

Сравнительно недавно я нашел в сети рекламу клуба, который приглашая в свои секции, сообщал, что ценность их школы дзю-дзюцу в том, что в ней нет и не было ничего восточного, следовательно, ничего чуждого русскому человеку. Комментарии на эту тему, мне кажутся излишними. Не ясно только, зачем было использовать это отвратительное восточное слово «дзю-дзюцу» и надевать японское кимоно с вышитым иероглифами поясом.

Зачастую, программы вышеописанных школ вообще не имеют конкретного технического набора. К примеру, мне встречались программы, в которых нужно было произвольно продемонстрировать приемы самозащиты от установленных атак. Любые приемы. В любой манере. Следовательно, в залах этой школы каждый тренер учит тому, что ему приходит в голову, а потом группа экзаменаторов оценивает выступление человека. Неоднократно я был свидетелем того, как высокие степени получали люди, вообще никогда не практикующие дзю-дзюцу, но продемонстрировавшие красивый комплекс приемов из изучаемого ими ранее айкидо или дзюдо. Совершенно бессистемно собравшие по несколько технических действий из самбо, каратэ и французской борьбы. Иногда в экзаменах основной упор делается на выдержку в поединках или на мощную силовую подготовку. Все это прекрасно. Но только это не дзю-дзюцу. Любая школа дзю-дзюцу имеет свою четко расписанную программу. Любой толковый преподаватель в состоянии объяснить, почему применяется именно такая последовательность в обучении и в чем состоит основная идея данной школы. «Мастеров» стилевых направлений дзю-дзюцу, получивших высокие даны в направлениях, которыми они никогда в жизни не занимались, я таковыми не считаю, вне зависимости от того, кем подписаны их сертификаты.

Еще один популярный вариант создания школы – использования Интернет. Сегодня, есть много «организаций» с громкими названиями, которые предлагают вам недорого подтвердить любую квалификацию в любом направлении, включая, придуманное вами. Вот пример из жизни: некий такой «альянс» американского разлива, прямо в Интернете предлагает любому «конвертировать» его степень (называете ту, которую позволила ваша совесть). Смотрим список тех, кто «конвертировался». Пара десятков малоизвестных специалистов, в основном из малоразвитых стран, примерно со 2-3 данами и… множество русских, украинских, грузинских и прочих «наших» фамилий. Такое впечатление, что мы богаче или, что нам больше нужно. Мастера совершенно неизвестных стилей с суровыми японскими названиями, о которых никто и никогда в Японии не слышал. А может быть, и с такими, которые японцы и не поймут. Титулы «киоши», «отконвертированные», почти, как «отмытые» даны. За 100 долларов легко «подтверждают» любую мастерскую степень. Немного доплачиваем и становимся представителями такой авторитетной и «всемирно уважаемой» организации. Причем, все это никогда не видя ее руководителя, не имея к ним никакого отношения, кроме как виртуального общения и пересылки денег на указанный банковский счет. Не показывая тому, кто подтверждает квалификацию своей техники! После этого, легко можно сослаться на какой-нибудь «международный альянс боевых искусств» или очередную «высшую академию» и указать, что ваше направление признано среди серьезных мастеров мирового класса. Единственное, что мне не ясно, так это, зачем платить в подобные организации? Проще и гораздо дешевле пойти в компьютерный центр, сесть рядом со специалистом, работающим в какой-нибудь графической программе и нарисовать себе сертификат на большой дан самостоятельно. Уважение к такому сертификату будет точно таким же, как и к сертификатам организаций, которые, не глядя, подтверждают высокие даны, неизвестным им людям, да еще и афишируют это в Интернет. Однажды я спросил человека, который прикупил себе, таким образом, пару сертификатов о том, зачем он это сделал. Он ответил, что большинство народа ведь этого не понимает, поэтому все в ажуре. А сейчас он сам планирует создать такую же Интернет организацию и подтверждать желающим все степени и регистрировать все новые стили, пусть их хоть школьник создаст, лишь бы деньги платил. Желающего народа, с его слов, найдется с лихвой.

К сожалению, иногда, примерно также дело обстоит и с некоторыми настоящими мастерами, которые по непонятным мне причинам также легко раздают даны, практически обесценивая их и пачкая собственное имя и имя своей школы. К примеру, я знаю нескольких людей, которые вообще не занимались определенным стилем и за один час «переговоров» получили 5-е даны и соответствующие титулы. При этом их уровень недотягивал не то, чтобы до 5-го дана, с моей точки зрения, но и вообще до какого-либо в этой школе. Просто потому, что они не имели никакого понятия о её программе и никогда не тренировались по ней. Разумеется, отношение к такой школе соответствующее.

После моих слов может создаться впечатление, что я сторонник исключительно традиционных школ. Это, конечно же, не верно. В мире полно прекрасных школ дзю-дзюцу, многие из которых созданы талантливыми мастерами в сравнительно недавнее время. И процесс формирования новых направлений постоянно продолжается. Я считаю, что это положительный процесс, поскольку сложившийся мастер может передать ученикам свою собственную точку зрения на боевое искусство. В конце концов, пару сотен лет назад, точно такие же люди создавали школы, которые мы сейчас зовем традиционными. Чем мы отличаемся? Они апробировали свои искусства в поединках? Мы тоже и, возможно, совсем не в меньшей степени. Современные схватки могут быть ничуть не менее кровавыми, чем сто лет назад и с момента появления человечества.

Чем же является новая школа дзю-дзюцу сегодня? С моей точки зрения, дзю-дзюцу это система рукопашного боя, сформированная на основе какой-либо японской школы дзю-дзюцу человеком, который достиг в этой школе мастерства. Не стоит заниматься программой третьего класса средней школы у такого же третьеклассника. И у четвероклассника. И даже у десятиклассника. Для того чтобы обучать, человек должен иметь соответствующее образование и высокий личный уровень. Разумеется, новая школа включает личный опыт основателя в придачу к классической подготовке, которую он получил в этой японской школе. Возможно, этот личный опыт он приобрел, занимаясь другими системами рукопашного боя и достигнув в них высокого уровня или работая в специфических областях, например, будучи диверсантом или полицейским. Вероятно, для реализации специфических целей он вынужден изменить что-либо из классической программы или даже всю техническую программу, сохранив фундаментальные принципы. Возможно, он имел большой опыт соревнований или схваток, которые изменили его, дав новое понимание каких-то аспектов рукопашного боя. Все это совершенно разумно. И вправе называться «дзю-дзюцу». Сразу оговорюсь, что ряд новых стилей произошли от других школ, которые в свою очередь имели японские корни. Это рождение не от оригинальной японской школы, а уже от трансформированного из нее направления, при условии сохранения основные принципов, также является дзю-дзюцу.

Уже несколько раз я упомянул, что есть некий принцип, который выделяет дзю-дзюцу среди других единоборств. Фундаментальный принцип дзю-дзюцу заложен в его названии.